События на Ближнем Востоке и вокруг него приняли настолько непредсказуемый характер, что даже опытные аналитики не берутся сказать, при каком раскладе глобальные игроки согласятся на прекращение войны. О том, почему именно Ближний Восток превратился в главный театр военных действий и удастся ли избежать появления новых очагов «возгорания» ЭМ побеседовал с руководителем информационно-аналитического центра «Новое прочтение», автором теории Проектов и ведущим популярного видеоблога Тимуром Шангареевым.

— Тимур, есть мнение, что управляемый хаос оказался весьма эффективным инструментом в руках глобалистов. Есть ли попытки противопоставить что-либо этой концепции хотя бы на теоретическом уровне? Или этот процесс уже принял необратимую форму?

— Действительно, опыт последних лет показал, что инструмент этот весьма и весьма эффективен. Мы видим, как еще вчера монолитные общественные структуры разрушаются прямо на глазах. Страны, территории, народы входят в состояние войны всех против всех, выражаясь словами Гоббса. При этом возникающий хаос вполне себе управляем извне, путем манипуляции массами через выбранных кукловодами аттракторов, задающих общественному брожению ту или иную направленность.

Надо понимать, что подобная система управления работает только тогда, когда у людей нет защитных механизмов, позволяющих распознать манипуляцию и противостоять ей. Проще говоря, когда нет целостной картины мира. Фрагментарное мышление порождает дефицит понимания и, как следствие, неверное осмысление реальности. В результате, как отдельные люди, так и общественные структуры превращаются из Субъектов действия в Объекты воздействия. К огромному сожалению, сейчас подобное состояние характерно для исламской уммы.

Значит ли это, что ничего нельзя поделать? Отнюдь. Понимая суть воздействия, можно и должно разработать механизм противодействия. Более того, в Коране и достоверной Сунне Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, нам указаны пути преодоления этой напасти. На мой взгляд, один из вариантов решения проблемы незащищенности уммы перед методами «глобалистов» — это применение на практике теории Проектов, разработкой которой мы занимаемся.

По сути, теория Проектов — это система оценки общественно-политических формаций, их развития и состояния на различных временных этапах, основанная не на декларациях и внешних проявлениях, а на понимании истинных мотивов действующих Игроков, исходя из знания об их конечных целях. Это позволяет прийти к верному осмыслению политической реальности и поставить правильный диагноз. Результатом, если на то будет воля Аллаха, станет возможность принять адекватные меры противодействия манипуляторам.

— Мы часто слышим, как Саудовскую Аравию и Турцию обвиняют в поддержке боевиков так называемого «исламского государства». Как получается, что именно эти две страны больше других страдают от их террористических атак?

— Саудовскую Аравию и Турцию роднит то, что обе эти страны играют колоссальную роль в процессах, происходящих в регионе. Поэтому, естественно, что именно их обвиняют во всех смертных грехах. Как говорится, просто бизнес, ничего личного. Однако между ними есть и принципиальные отличия.

Несмотря на то, что США заинтересованы в сохранении существующего статус-кво, Саудовская Аравия постепенно теряет свое положение неформального «лидера уммы», который она получила после Второй мировой войны в результате установления проамериканского порядка на Большом Ближнем Востоке. При всей неоднородности своей политической системы США до последнего времени очень плотно взаимодействовали с саудовцами. В том числе в весьма специфичных сферах, благодаря чему в 2016 году Саудовская Аравия вошла в тройку крупнейших покупателей оружия в мире. Наряду с Катаром и Египтом. Кстати, мне слабо верится, что вся эта масса оружия предназначена исключительно для собственного употребления, несмотря даже на военную операцию в Йемене.

Турция же, напротив, стремительно движется к признанию суннитским большинством важности своей роли в защите интересов мусульман и возвышению ислама в мире. Эти процессы не остаются без внимания других игроков. Каждый из них преследует свои цели, а цель для них оправдывает средства. США, Великобритания, Иран имеют свои рычаги влияния на ИГ. И свои приоритеты. Отсюда и выбор объектов для терактов, в том числе, проводимых боевиками ИГ. Влиять на важнейшие в регионе силы, поверьте, дорогого стоит.

— Можно ли рассматривать попытку военного переворота и череду терактов в Турции как очередной этап дестабилизации Большого Ближнего Востока?

— Безусловно. Сейчас идет тотальное переформатирование ближневосточного пространства. Практически безраздельная гегемония США, осуществляемая через дихотомию Израиль – Саудовская Аравия, подходит к концу. Могущественные игроки, в первую очередь Великобритания, вновь желают откусить от этого пирога. Не отстают от них и «молодые волки» — постсоветская Россия, шиитский Иран и стремительно мусульманизирующаяся Турция.

При этом Турция после прихода к власти Эрдогана и стоящих за ним сил резко конфронтирует с США, играя свою игру. Мало того, она еще и заручилась поддержкой влиятельных союзников, выйдя на роль одной из основных политических, военных и экономических сил в регионе. Говоря терминами теории Проектов, Турция уверенно становится Игроком 2-го уровня. Отсюда и попытки остановить её в этом движении, ввергнув в хаос, который неизбежно отразился бы на всем Большом Ближнем Востоке. При этом сказать точно, кто является истинным заказчиком терактов, невозможно. Но с высокой долей вероятности можно предположить, что теракты в Турции инспирированы структурами, близкими к определенным кругам американской элиты.

— Как вы считаете, возможен ли геополитический треугольник Москва-Тегеран-Анкара? Или любое сближение этих игроков — это всего лишь попытка выторговать особые условия в диалоге с Западом?

— Он не просто возможен, он уже состоялся. Это стало понятно сразу же после мирного разрешения конфликта между Россией и Турцией из-за сбитого бомбардировщика. При этом надо понимать, что никакого идеологического согласия в этом союзе нет и быть не может. Скажем, религиозные противоречия между Турцией и Ираном практически неразрешимы. Есть и еще несколько принципиальных моментов. Поэтому в долгосрочной перспективе этот треугольник нежизнеспособен, но тактический союз — совсем другое дело.

Здесь вступает в действие политический прагматизм и здравый смысл. На сегодняшний день добиться устойчивой гегемонии на всем ближневосточном пространстве ни одна из сторон не может по определению. И выбор стоит между перманентной гражданской войной, хаосом, перекидывающимся на соседние государства, и разделом территорий на сферы влияния с установлением хрупкого, но мира, под гарантии участников этого своеобразного триумвирата. Третьего не дано.

— Иран занимает второе место в мире по запасам природного газа и мизерную по сравнению с Россией и Катаром долю в мировом экспорте газа. Что превращает Исламскую республику и Россию из геополитических соперников в союзников?

— Конечно, газ, нефть и прочие ресурсы играют важную роль в выборе геополитических приоритетов. Но сейчас ситуация кардинально отличается от аналогичной времён, скажем, «Бури в пустыне». Если тогда мы могли смело утверждать, что идет борьба за контроль над ресурсами (США вытесняли британцев из Кувейта), то сейчас все иначе.

Идеологическая, более того, религиозная составляющая, становится основной причиной принятия тех, или иных, решений. Мир меняется. Трансформация Проектов ведет к примату духовного над материальным. Что в общем-то вполне естественно для человечества. Временный период владычества поклонников Золотого Тельца подходит к концу. Поэтому конкуренция между Ираном и Россией в газовой отрасли не может быть причиной серьезного соперничества на политическом и тем более военном уровне.

Поводов же для сотрудничества много. Это и совместное противостояние диктату Игроков 1-го уровня, и заинтересованность Ирана в российских технологиях, в первую очередь, военных, и армянский фактор, и многое другое. Но главное — это возможность стать реальной действующей силой на одной из самых сакральных территорий мира — на Большом Ближнем Востоке, то есть в Палестине, Хиджазе, Шаме. Значимость их невероятна, особенно в условиях новых реалий.

Я всегда говорил, что СССР распался не потому, что вошел в Афганистан. Он распался потому, что вышел оттуда. Не познав истинных ценностей. Сейчас все иначе. Как раз понимание того, что только сакральные, тонкие материи имеют смысл, и направляет нынешнее руководство России и Ирана. Именно это мистическое, по сути, рвение толкает их к сотрудничеству, а не только и не столько, меркантильные интересы, завязанные на грубые материи. Каждый желает закрепиться на Святых Местах и тем самым поднять свой статус.

Беседовал Эльмир Кулиев