2 джумада аль-ахира 220 года от Хиджры (3 июня (7 июня) 835) аббасидский халиф аль-Мутасим назначил талантливого полководца тюркского происхождения Хейдара ибн Кавуса аль-Афшина командующим армией для завершения военной кампании против Бабека. После сокрушительного поражения при Хамадане в 833 году глава хуррамитов снова собирал своих сторонников в крепости Базз. Но прежней поддержки со стороны простого народа не было: персы перестали верить в его божественное происхождение и не хотели больше воевать. Несмотря на поддержку византийского императора Феофила, который вторгся в мусульманские владения, повстанцы не смогли оказать сопротивление войскам халифата и были полностью разбиты.

После смерти халифа Абдуллаха аль-Мамуна к власти пришел его брат Мухаммад, принявший титул аль-Мутасим. Будучи прозорливым политиком и смелым воином, он бросил все силы на подавление восстания хуррамитов, которым почти двадцать лет удавалось одерживать победы над правительственными войсками. Опасность этого движения особо подчеркивал его старший брат аль-Мамун в своем завещании: "Что касается хуррамитов, то пошли против них человека энергичного, верного и спокойного и подкрепи его деньгами и войсками, а если они будут долго держаться, то сам выступи против них вместе со своими помощниками и друзьями". Приняв во внимание предыдущие поражения, аль-Мутасим набрал новую армию, в которой ведущую роль вместо персов стали играть тюрки, более способные к несению воинской службы. Результаты не заставили себя долго ждать, и вскоре армия халифата нанесла первое серьезное поражение войскам Бабека под Хамаданом. Предводитель повстанцев был настолько уверен в собственных силах, что отказался от тактики партизанской войны и принял бой открыто, но был разгромлен и спасся бегством.

Для окончательного подавления восстания аль-Мутасим объявил новый набор войск. Воинский лагерь был разбит на огромном пустыре неподалеку от Багдада, где жители города собирались для молитвы по праздникам. Командующим новой армией был назначен Хейдар ибн Кавус по прозвищу аль-Афшин. Это прозвище указывало на его происхождение из Уструшаны, средневекового государства в Мавераннахре, а сам он был обратившимся в ислам зороастрийцем.

Завершив приготовления на восточном берегу Тигра, аль-Афшин выдвинулся к небольшому разрушенному селу Барзанд, которое находилось на перекрёстке четырёх дорог, ведущих в Базз, Ардебиль, Мугань и Варсан. Ввиду своего стратегического положения (село примыкало к горному району, где были сосредоточены основные силы Бабека) это поселение было заново отстроено, укреплено и превращено в командный пункт. Расположившись в Барзанде, аль-Афшин приказал тщательно охранять дороги и крепости, которые находились между его ставкой и Ардебилем. Командиры отрядов укрепились на ключевых территориях: Мухаммад ибн Юсуф окопался в Хоше, Хейсам аль-Ганави расположился в области Аршак, отстроил её замок и вырыл окопы, а Алавейхи занял замок на реке за Ардебилем. Путники и караваны выходили из Ардебиля под охраной и шли до речного замка, оттуда солдаты сопровождали их к Хейсаму аль-Ганави, который встречал их в заранее условленном месте. Таким образом, передавая друг другу попечение над караванами, отряды обеспечивали их безопасность и предотвращали нападения хуррамитов.

Бабек не решался вступить в открытое сражение, и выманить его из крепости было непросто. Иногда это удавалось благодаря военной хитрости. Когда мусульмане хватали лазутчиков, посланных хуррамитами, их немедленно доставляли к аль-Афшину, который хорошо обращался с ними, а затем переманивал на свою сторону за материальное вознаграждение. Изнурительная тактика, выбранная тюркским военачальником, оказалась успешной, и в начале 837 г. положение обороняющихся в крепости Базз заметно ухудшилось. В надежде на открытие второго фронта Бабек направил послание византийскому императору, убеждая его в том, что халиф задействовал все силы на борьбу с повстанцами и не может защитить пограничные с Византией земли. По сообщениям историков, чтобы сильнее подействовать на Феофила, он выдавал себя перед ним за христианина и обещал впоследствии обратить в христианство своих сторонников. В итоге Феофил, желавший поквитаться с арабами за предыдущие поражения, вторгся в Малую Азию. Поход сопровождался страшными зверствами: пленным выкалывали глаза, отрезали уши и носы. Несмотря на разграбление нескольких областей, аль-Мутасим не отозвал ни одного воина из Азербайджана. Мусульманские отряды, отправленные халифом, добрались до границы с Византией, когда армия Феофила уже удалилась в свои пределы. С ответным походом против Византии халиф торопиться не стал, а уже в августе 837 г. мусульмане штурмом взяли крепость Базз. Бабек вместе со своими родственниками и ближайшим окружением бежал в Арцах, чтобы оттуда перебраться в Византию. Но его давний союзник князь Сахль ибн Смбат выдал его аль-Афшину за большое вознаграждение. Бабек был доставлен к халифу и публично казнён в январе 838 г.

Весной того же года аль-Мутасим лично возглавил поход против Византии, который завершился разгромом императорской армии и разрушением многих городов, включая Анкиру и Аморий. В боях против христиан Афшин снова отличился, благодаря чему сумел приблизиться к халифу и заслужил уважение среди солдат. Это сильно обеспокоило визиря Абу Джафара Ибн аз-Зайята, верховного кади Ахмеда ибн Дуада и наместника Хорасана Абдуллаха ибн Тахира. Когда выяснилось, что ставленник аль-Афшина в Азербайджане, его родственник Менгуджур скрыл от халифа огромные сокровища, захваченные в Баззе, тюркский военачальник Бёюк-Буга арестовал Менгуджура. Тот признался, что действовал по приказу аль-Афшина, после чего халиф приказал арестовать своего военачальника. Несмотря на тяжкие обвинения в измене и даже в идолопоклонстве, аль-Афшин изобретательно защищался на суде, но в итоге был приговорен к смертной казни и убит в темнице в 841 г. По мнению одних историков, аль-Афшин выдавал себя за мусульманина и выслуживался перед халифом для того, чтобы захватить власть в Хорасане и Мавераннахре. По мнению других, видный военачальник стал жертвой заговорщиков, оклеветавших его перед аббасидским правителем. А Аллах знает лучше!