Аль-Кахир القَاهِرُ

Аль-Кахир القَاهِرُ

Аль-Кахир — это Тот, Кто господствует над всем сущим, обладая безграничной властью, Чьей воле невозможно воспротивиться. Это прекрасное имя Аллаха дважды упоминается в Коране, и оба раза в суре Аль-Анам.

Аль-Гаффар الغَفّارُ

Аль-Гаффар الغَفّارُ

Аль-Гаффар — это Тот, Кто любит прощать и прощает тем, кто не придавал Ему сотоварищей, не взирая на прочие их деяния. Это имя Аллаха повторяется в Коране пять раз, из которых три раза — после имени Аль-Азиз. 

О тех, кто займёт худшее место перед Аллахом

О тех, кто займёт худшее место перед Аллахом

Мы привыкли слышать, что правильные убеждения важнее, чем доброта, благородство и незлобивость. Но в Коране призыв поклоняться только Аллаху не выделяется в особую статью.

О мрачных лицах и недружелюбных взглядах

О мрачных лицах и недружелюбных взглядах

Злоба и ненависть, даже если они живут только внутри нас, рано или поздно выливаются наружу и передаются окружающим. Как и доброта, которую люди замечают и в тёплой улыбке, и в смиренной походке.

Джентльмены и нефтяные короли. Галуст Гюльбенкян

Джентльмены и нефтяные короли. Галуст Гюльбенкян

Галуст Гюльбенкян ухитрился предать не только Османскую, но и Британскую империю, но остался весьма обеспеченным человеком и провёл остаток жизни в салазаровской Португалии.

Джентльмены и нефтяные короли. Уильям Нокс д'Арси

Джентльмены и нефтяные короли. Уильям Нокс д'Арси

Вся мировая история могла бы пойти иным путём, если бы не рискованное предприятие одного английского джентльмена, задумавшего искать нефть в Персидском Ираке.

Время

Время

Дауд посмотрел на часы и пошёл одеваться. Ему нравилось быть самостоятельным. Поэтому мама просто говорила ему, во сколько нужно пообедать или сходить в магазин.

Дождь

Дождь

Надия скучала без мамы и папы. Ей хотелось, чтобы они скорее вернулись из хаджа. Но было так здорово готовить подарки для них и одновременно учить книгу Аллаха.

Спроси себя, кто ты

Спроси себя, кто ты

Мы привыкли видеть себя через призму своей профессии, положения в обществе или в семье. Но хватает ли нам смелости взглянуть на себя, сбросив все эти настройки?